Почему в Татарстане растет заболеваемость раком. Объясняет заместитель главврача Республиканского онкологического диспансера

Сегодня в России от онкологических заболеваний умирает меньше людей, чем от сердечно-сосудистых. При этом слово «рак» для многих по сей день звучит, как смертельный приговор. Ученые во всем мире ищут способы победить эту болезнь, но и сегодня она остается до конца не изученной. Статистика показывает, что количество смертей от онкологических заболеваний растет. И все же медицина не бессильна, обнадеживает заместитель главврача Республиканского клинического онкологического диспансера Владимир Жаворонков. В интервью KazanFirst он рассказал о том, как лечат онкобольных в России и Татарстане, об успехах современной медицины, стоящих перед ней задачах и о многом другом.

— Этот год объявлен годом онкологических заболеваний. В 2015 году выросла смертность от рака на 8% от 2014 года. С чем это связано?

— Увеличение смертности имеет под собой ряд причин, и это многофакторный показатель. Один из факторов — общее старение населения.

Надо понимать, что увеличение смертности произошло не за счет людей трудоспособного возраста, а счет лиц пенсионного возраста. Если мы говорим о трудоспособных людях, то доля пациентов среди них снизилась за год на 34 человека. Это свидетельствует о том, что трудоспособное население мы как раз держим. По всей России население старше 60 лет — 24% заболеваний. А вклад в смертность среди старших возрастных групп составляет 74,5%.

Но если мы говорим о выживаемости, то пациенты с диагнозом «рак» живут все больше, о чем свидетельствует увеличение продолжительности пятилетней выживаемости до 56%. Для сравнения, по России этот показатель составляет 52,5%.

Что такое рак

Рак, или злокачественное новообразование (ЗНО) — это общее название для довольно обширной группы онкологических заболеваний, основными характеристиками большинства которых являются бесконтрольный рост и деление злокачественных клеток в организме, метастазирование опухолевых клеток по различным органам и системам, что при отсутствии специализированного лечения неминуемо ведет к смерти.

Современные постулаты гласят о появлении злокачественных клеток вследствие поломки ДНК. Обычно, если ДНК повреждается, то в организме запускается механизм уничтожения клетки, но раковая клетка тем и опасна, что ее организм не в состоянии уничтожить, и она начинает размножаться, что в свою очередь приводит к быстрому росту опухоли и ее метастазирвоанию

Есть другой фактор. В онкологии очевидна тенденция увеличения заболеваемости злокачественными новообразованиями. Прирост этого показателя за последние 5 лет составил 10%.

Удерживать смертность населения от злокачественных новообразований на прежнем уровне при увеличении заболеваемости — задача архисложная. К примеру, у нас в 2014 году на учете стоял каждый 45-й житель республики. Сегодня уже каждый 42-й. Это тенденция, которая, вероятно, будет продолжаться и дальше.

Мы благодарны руководству республики, а также министру здравоохранения Аделю Юнусовичу Вафину за инициативу объявить 2016 год — годом борьбы с онкологическими заболеваниями.

Основной нашей миссией в течение этого года мы видим информирование населения о необходимости ранней диагностики. Ведь именно ранняя диагностика — ключ для успешной борьбы с раком. Существующие в республике программы диспансеризации, скрининговые программы позволяют нам выявлять ранние формы рака, а это означает излечение в 85% случаев.

Важно донести населению роль профилактических мероприятий, строгого следования рекомендациям профессионалов в случае выявления или подозрения злокачественных новообразований.

Однако необходимо понимать, что проведение года борьбы с онкологическими заболеваниями не позволит нам получить сиюминутные результаты. Мероприятия, приуроченные к этому году, дадут свои плоды через 5-15 лет. Поэтому принципиально вижу возможность проведения таких мероприятий на постоянной основе и после окончания 2016 года.

— Если вклад в смертность больше из-за стареющего населения, то как дела с молодёжью? Заболевание молодеет?    

— Молодое поколение идет в ногу с общемировым трендом здорового образа жизни. Усилия государства в этом направлении дают неплохие плоды. Снижается доля табакозависимых, что неминуемо скажется на заболеваемости раком легкого.

Прием алкоголя населением сокращается, на автостоянках перед фитнес-центрами иногда невозможно найти свободного места. Более того, доля молодежи, которая проходит ежегодное обследование в медицинских учреждениях, увеличивается. Такая тенденция не может не радовать. Уверен, что это обязательно повлияет на работу таких специалистов как онкологи, кардиологи.

Через некоторое время мы будем еще больше бороться с ранними формами заболеваний. Что, к слову, существенно оправданнее даже с фармакоэкономической точки зрения.

— Кто чаще болеет в Татарстане? Мужчины или женщины?

По официальным статистическим данным, доля мужчин в заболеваемости злокачественными новообразованиями все-таки выше. Связано это и с ростом заболеваемости раком предстательной железы, и с тем, что основную долю среди заболевших раком легкого составляют мужчины и т.д.

— А что насчет представителей конкретных профессий? Кто чаще всего заболевает раком?

В 2009 году Институт статистического и эпидемиологического анализа ЗНО в Хельсинки выпустил очень интересную научную статью, в которой доказал связь профессии с увеличенной вероятностью заболеваемости ЗНО определенной локализации. В это исследование, собравшее информацию 45-летнего наблюдения, были включены 15 млн человек.

В итоге были получены очень интересные факты, лишний раз подтверждающие роль внешних факторов как факторов риска развития рака. У работников на свежем воздухе, таких как, рыбаки, садовники, фермеры был выявлен повышенный риск развития рака губы, тогда как самый низкий риск был выявлен у представителей профессий, работа которых ведется внутри помещения — у врачей и артистов театра.

Рак носа был выявлен у изготовителей мебели. Официанты и работники табачных фабрик в большей степени обладали риском развития рака легких и т.д. Как видите, есть предрасполагающие факторы.

Конкретно в Татарстане по заболеваемости какие есть проблемы?     

— В структуре заболеваемости в Татарстане — это поражения кожи, молочной железы и толстой кишки. Очень важно в этом свете плотное взаимодействие в области диагностики злокачественных новообразований с представителями всех медицинских специальностей.

Именно терапевты, дерматологи, хирурги поликлиник — это люди первого контакта с населением. От того, насколько подробно они соберут у пациентов анамнез, насколько внимательно осмотрят каждый участок тела пациента, во многом зависит успех дальнейшего лечения пациента. Зачастую именно терапевты на приеме выявляют подозрительные новообразования у пациента, на которые сам пациент и внимания-то не обращает.

В этом году очень много усилий будет направлено на образование населения. Мы будем очень много говорить о тех действиях, которые пациенты не должны совершать. Мы будем говорить, что не надо загорать с 11:00 до 15:00, потому что это провоцирует рак кожи. Мы будем говорить девушкам о важности методик самообследования, что важно проходить маммографию. В этом мы видим резерв для снижения смертности от онкозаболеваний.

— Экология — причина онкологии?

— Однозначного мнения по этому поводу не существует. Согласно многим исследованиям, высокий уровень загрязненности атмосферного воздуха может быть связан с повышенным риском развития рака легкого, к примеру. В число канцерогенов внесены такие загрязнители воздуха как хром, бензол, формальдегид и прочие. Повышение риска развития злокачественного образования легких выявлено у населения, проживающего вблизи металлургических заводов.

Взгляните на последствия аварии на Чернобольской АЭС. В тех районах, где радиационный фон был превышен, выявлен значительный рост заболеваемости раком щитовидной железы среди детей. Кроме того, среди факторов риска — состояние воды, искусственная среда жилых и общественных зданий, а также качество продуктов питания.

Касаемо нашей республики взгляните, к примеру, на Набережные Челны. Очевиден рост заболеваемости злокачественными новообразованиями темпами, превышающими темпы роста в республике. Заболеваемость за последние 10 лет выросла с 240,7 до 382,8 человек на 10 000 населения.

Но связан рост, по моему мнению, в первую очередь с тенденцией старения населения Набережных Челнов, улучшением диагностики заболеваний, и, в меньшей степени, с экологической обстановкой.

Отрадно, что в решении этой проблемы руководство республики принимает активное участие. На настоящий момент принято решение о строительстве полноценного онкологического диспансера в Челнах, который будет филиалом онкологического диспансера Казани.

Чрезвычайно важно сохранить возможность онкологией заниматься именно онкологам, которые знают и умеют лечить такое коварное заболевание как рак на высокопрофессиональном уровне, с учетом комплексного подхода в диагностике и лечении.

А если Татарстан сравнить с другими регионами России?                

— В структуре заболеваемости ЗНО Татарстан соответствует средним показателям по России. Показатель заболеваемости по результатам 2014 года по республике – 235 человек, по Приволжскому федеральному округу (ПФО) — 242, а России — 235 на 100 000 населения.

По смертности же показатели работы онкологической службы Республики Татарстан превышают средние показатели по округу и стране в целом. Смертность от ЗНО в Татарстане составляет 106 человек, в ПФО — 109, в России — 114 на 100 000 населения.

Такие результаты возможны лишь при четко отлаженной системе оказания онкологической помощи. По мнению директора Российского онкологического научного центра имени Блохина [Михаила Давыдова], система оказания помощи населению с ЗНО в Татарстане — одна из лучших в России.

Многие десятилетия во главе этой службы стоял профессор Хасанов, сейчас же продолжает совершенствование службы нынешний главный врач Хайруллин. Именно благодаря преемственности на всех уровнях оказания помощи нам и удается успешно продолжать борьбу с онкологией.

РКОД (республиканский онкодиспансер — KazanFirst) обладает статусом окружного онкологического учреждения ПФО, что означает постоянную готовность оказать поддержку коллегам из других регионов округа. Кроме того, онкологами Татарстана ощущается поддержка, оказываемая на федеральном и региональном уровнях.

Благодаря этому у нас появились такие уникальные отделения как отделение радионуклиидной терапии, позволяющее с успехом бороться с раком щитовидной железы, ПЭТ центр, позволяющий выявить опухоль многих локализаций самых небольших размеров, что значительно облегчает диагностику и динамическое наблюдение пациентов с ЗНО.

В конце прошлого года было введено в строй реконструированное здание бывшей больницы скорой медицинской помощи, что позволило нам перевести лечебную базу с улицы Батурина, из здания бывшей пересыльной тюрьмы, в новый, укомплектованный самым современным оборудованием корпус. Уверен, что пациенты по достоинству оценили качество и комфорт лечения в новых условиях.

— Вы ставите цель повысить уровень ранней диагностики. Но наши больницы, поликлиники готовы к тому, что еще больше народу нахлынет?         

— Считаю, что резервы есть. Ожидать значительного роста обращений пациентов в РКОД на данный момент не стоит. Благодаря программе диспансеризации населения и скрининговым программам выявление пациентов с теми или иными заболеваниями проходит в плановом режиме и не имеет под собой цели за один год охватить все население республики, тем самым создав эффект «бутылочного горлышка» при обращении пациентов за специализированной помощью.

Система организации онкологической службы такова, что диагностикой занимаются первичные сети. Именно им отводится эта наиважнейшая функция, а мы готовы их всецело поддержать в этой работе.

Потоки пациентов в республике разделены таким образом, что значительная часть пациентов востока Татарстана получает полный цикл лечения в филиалах онкодиспансера.

Совсем недавно был открыт модернизированный филиал в Альметьевске. Там есть полноценные хирургические койки, проводится химиотерапия. Это позволяет юго-востоку республики значительно разгрузиться, и пациентам проще — им не надо ехать из Альметьевска в Казань.

Они обследуются в первичной сети. Поступают на определенные этапы лечения в Альметьевск. Если же пациенту требуется высокоспециализированная, высокотехнологическая помощь, то пациент поступает в головное учреждение в Казань полностью обследованным и с подтвержденным диагнозом, что позволяет сотрудникам диспансера Казани проводить весь комплекс лечебных мероприятий без потраченного на дополнительное обследование времени.

— Получается, на всю республику будет один онкоцентр в Казани и два филиала в Альметьевске и в Челнах. Этого достаточно, чтобы покрыть всю республику?

— В системе онкологической помощи работают также межмуниципальные онкологические отделения, обеспечивающие лечебный процесс в случаях, соответствующих возможностям отделений. В каждой поликлинике и ЦРБ функционирует первичный онкологический кабинет, прием в котором осуществляет подготовленный врач-онколог, занимающийся работой с пациентами с ЗНО непосредственно на местах.

Должен отметить эффективность работы такой системы. До недавнего времени наши зарубежные коллеги-организаторы здравоохранения были убеждены в отсутствии необходимости организации специализированной системы помощи онкологическим пациентам. Понятие онколог включало лишь понятие врача-химиотерапевта. Операции по удалению раковой опухоли проводились в стационарах общего профиля. На всю страну могли существовать лишь 1-2 специализирвоанных онкологических учреждения. Отрадно, что в последние несколько лет мы абсолютно четко видим тенденцию к развороту на 180 градусов. Теперь наши коллеги из-за рубежа говорят, что онкологию должны лечить в специализированных учреждениях.

— То есть, централизация?   

— Два года тому назад на очередной конференции по организации здравоохранения в Брюсселе наши голландские коллеги с гордостью доложили об эффекте изменения системы онкопомощи. Им удалось обеспечить тесную связь между приемом врачом общей практики и онкологическим учреждением. Эффект был превосходный. Уменьшилось количество необоснованных направлений в онкоучреждение, уменьшилась очередь на госпитализацию и т.д.

Докладчику рукоплескал весь зал. Очень рад, что коллеги теперь ратуют за централизацию, но отчасти и обидно, что наш опыт не всегда принимается во внимание. Ведь именно правильность организации системы при отсутствии должного финансирования позволяет нам продолжать борьбу с онкопатологией и по многим показателям держать удар и идти в ногу с передовым рядом Европейских стран.

— В интернете, в соцсетях распространяется различная информация о сборе денег на операцию для онкобольных в Германии, в Израиле. Во сколько обходится лечение одного больного нашему государству? Все услуги по лечению сейчас являются бесплатными, или как?

— Это абсолютно бесплатное лечение. Есть система госгарантий. Там четко прописаны те виды диагностики и лечения, которые предлагаются пациенту бесплатно. И все пациенты, которые приходят в онкологический диспансер, будут пролечены бесплатно.

— У нас в Татарстане сколько работает онкологов? Можете назвать цифру?

— В нашем диспансере работает около 2500 человек. Из них врачей — около 350, но это представители различных специальностей, и врачи-лаборанты, и рентгенологи, и эндоскописты, и представители многих других специальностей. Помимо этого, врачи межмуниципальных онкологических отделений, врачи первичных онкологических кабинетов. Приблизительная цифра врачей, работающих в системе онкологической службы, — около 450-500 человек.

— Есть ли кадровый голод?

— Кадровый состав — одна из гордостей РКОД. Значительная часть персонала имеет в трудовой книжке лишь одну запись — Республиканский клинический онкологический диспансер. В настоящее время мы нуждаемся в представителях узкоспециализированных профессий — патоморфологах и радиологах.

— Откуда вы беретё специалистов? Из наших казанских учебных заведений?

— В нашем коллективе работают специалисты из разных медицинских вузов страны. География обширна. Но, безусловно, основным поставщиком кадров был и остается Казанский государственный медицинский университет. На базе нашего диспансера работают 9 кафедр КГМУ и КГМА, что позволяет нам обращать значительное внимание студентов и обучающихся на кафедрах курсантов к проблемам диагностики и лечения онкологических заболеваний.

Онкология сама по себе представляет собой настолько многогранную область, что, по моему мнению, время, уделяемое в программах медицинских вузов новообразованиям, слишком мало и требует увеличения.

— Средняя зарплата специалиста-онколога у вас какая?

— По данным финслужбы, средняя зарплата сотрудника диспансера составляет 35 000 рублей.

— Как у нас обстоят дела с лекарствами для онкобольных в России, в Татарстане, в Казани?

— Финансирование на лекарственное обеспечение постоянно увеличивается, но важно понимать, что развитие фармакологической промышленности не стоит на месте.

Ежегодно появляется все больше и больше высокоэффективных лекарственных средств, стоимость которых также растет. Если сравнить финансирование настоящее и несколько лет назад, то сейчас денег выделяется больше, но возможности приобретать современные средства, существенно увеличивающие продолжительность жизни пациента, существуют не всегда. Это серьёзная проблема, которой министерство здравоохранения озабочено и старается ее решить в меру возможности.

— Рак — это болезнь приобретаемая или наследственная?      

— В ряде случаев наследственный след развития онкологического заболевания очевиден. Вспомните хотя бы нашумевшую историю с Анджелиной Джоли. Однако на данном этапе развития онкологической науки причины рака понятны. Их я перечислил ранее.

Тем не менее, все большую и большую популярность в онкологии приобретает медико-генетическое консультирование пациентов, в том числе и по вопросам наследственной этиологии заболевания.

— Когда пациенту ставится диагноз «рак», что вы можете ему пожелать? Его родственникам и близким?                  

— Безусловно, основное пожелание — не паниковать, не унывать и довериться профессионалам. В онкологическом диспансере работает служба медицинских психологов, готовых к разрешению самых тяжелых психологических случаев. От настроя пациента, от его готовности к дальнейшим лечебно-диагностическим мероприятиям — во многом успех лечения.

Наш лозунг — «Рак победим». Все зависит от внимания населения к своему здоровью, а также от квалификации медицинского работника. При своевременном выявлении и надлежащем лечении пациент навсегда забывает о слове «рак» в 85% случаев. Важно не поддаваться на призывы различных шаманов и знахарей лечить рак травами, чистотелом, подорожником. Этим они только вредят здоровью.

Люди видят, что у них появился рак, и, скорее всего, он из-за канцерогенов или какого-то другого химического воздействия. И тут в больнице их опять пичкают химиотерапией, радиоизлучением. А чистотел натуральный, данный природой.      

— Причин, способствующих появлению рака, может быть несколько. Это и так называемые канцерогены — вещества или процессы, способные повреждать ДНК клетки, например, табак; это и генетическая предрасположенность, и возраст — по мере старения в ДНК растет количество мутаций, что приводит к появлению рака; это и вирусные заболевания, такие как вирус папилломы человека, вирус гепатита С и другие.

Основная цель химиотерапии и лучевой терапии — воздействие на уже живущие в организме раковые клетки, либо предотвращение их появления при установленном диагнозе «рак» и прошедшем хирургическом лечении.

Ни в одном серьезном научном исследовании вы не найдете подтвержденного свидетельства благоприятного действия чистотела или любой другой травы на организм человека при установленном онкологическом диагнозе. Напротив, существует значительная категория пациентов, которая, начитавшись различных непонятных источников, самостоятельно переходит на так называемое домашнее лечение тем самым чистотелом на той стадии, когда мы в состоянии помочь пациенту. Но, когда, вполне ожидаемо, эффекта от лечения не наступает, пациенты приходят к нам в запущенной стадии, когда мы уже ничего поделать не можем.

— Срок выживаемости пациентов с тяжелой степенью рака, по вашим показателям, — 5 лет. От чего зависит срок? Степени развития медицины? Настроя самого пациента? Или это биологический потолок, к которому привела медицина?

— Не совсем так. Пятилетняя выживаемость — это один из основных показателей эффективности работы онкологической службы, характеризующий число пациентов, которые после установления диагноза преодолели пятилетний рубеж. В настоящее время в Татарстане более половины пациентов со злокачественными новообразованиями живут более 5 лет. Увеличение продолжительности жизни и улучшение качества жизни пациентов с ЗНО — одна из основных целей работы врача-онколога.

— Отслеживаете ли вы вообще как-либо влияние нетрадиционной медицины на онкобольных?

— Мы прекрасно понимаем психологическое состояние у пациентов. Они хватаются за любую соломинку. Наша задача как представителей классической, традиционной медицины — протягивать им всё больше и больше соломинок.

По моему глубокому убеждению, нетрадиционная медицина не является эффективным способом борьбы с раком. Кроме того, нетрадиционная медицина крадет самое главное у онкологических пациентов — время, которое они могли бы потратить на диагностику и лечение в условиях современных онкологических учреждений

— То есть вы будете бороться с нетрадиционной медициной?

— Моя позиция такова: хотите заниматься нетрадиционной медициной — занимайтесь, но не в ущерб традиционному лечению заболевания. При посещающих пациента сомнениях онкологи всегда готовы разъяснить, подсказать, обеспечить необходимым комплексом диагностических и лечебных мероприятий для сохранения самого главного, что есть у человека — его жизни и здоровья.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы комментировать.